Интервью с Nebulae Come Sweet

Совсем скоро Nebulae Come Sweet отправляется в тур по Украине – Винница, Тернополь, Одесса и выступление на фестивале Doom Over Kiev. В связи с этим мы решили познакомиться с музыкантами поближе и поговорить о музыке, стихах, метатеатре, Тарковском, Станиславе Леме и самой «попсовой» песне группы.

Расскажите, пожалуйста, о группе: отчего такое название? Как родилась группа Nebulae Come Sweet?

Группа родилась совершенно спонтанно, за семь дней до своего первого выступления. Собственно, этот самый первый концерт в существовании группы и послужил причиной, по которой мы собрались. После него мы разбежались каждый по своим делам, и лишь спустя несколько месяцев обнаружили желание продолжать. Что же до названия коллектива, то изначально его носил один из черновых стихов Игоря (вокалиста-барабанщика) и в переводе звучал как «Туманности приходят сладкие». Правда есть и второй вариант перевода. Более «смелую» смысловую нагрузку название обретает за счёт семантической связи между глаголом «to come» и существительным «sweet», что даст неоднозначное и вызывающее «Туманности кончают наслаждением». Тот же принцип когда-то использовал Джон Леннон в песне “And Your Bird Can Sing” известных The Beatles: «And your girl can sing – and your bird can swing».

Несколько слов о ваших сценических образах. Что они означают? От чего зависит их смена? Возможен ли такой вариант, что зрители увидят Nebulae Come Sweet без грима, как это случилось в какой-то момент со Slipknot и Ghost?

Наши сценические образы – это прямая параллель между нашим восприятием действительности и той личностью, которой мы видим себя, взаимодействуя со слушателем. Забегая вперёд, мы являемся своего рода поводырями в наш метатеатр, разворачивающийся на сцене. И поэтому чем честнее мы откроем свои характеры и своё представление мира в наших образах, тем скорее в эти образы поверит слушатель и тем глубже будут его переживания. С новыми участниками приходят новые образы, старые лишь корректируются и живут вместе с нами. А вот без грима и образов как таковых мы исполняем акустику.

Nebulae Come Sweet – это группа, театр или что-то совсем иное?

Мы стремимся к метатеатру. Мы предлагаем нашему слушателю стать соучастником нашего путешествия в ночь путём различных визуальных и аудиальных образов. Нам важно прямое взаимодействие с человеком. К сожалению, пока существует граница «сцена-зал», нам несколько некомфортно оперировать таким понятием как «метатеатр», но мы постепенно размываем её на наших выступлениях.

Не так давно к группе присоединилась Анастасия Скворцова. Почему вы решили перерасти из трио в квартет? Будет ли у Насти свой образ?

Всё просто: человек прекрасно зарекомендовал себя как творец, и её изящно холодная энергетика как нельзя кстати вписывается в общую картину выступления. Другими словами это состояние не удаётся описать, только прочувствовать. Ну и стоит отдать должное её преданной любви к инструменту: она знает все тонкости её звучания, и у нас никогда не возникало вопросов к её видению аранжировок с участием виолончели. Образ Насти уже есть, но мы представим его несколько позже, когда решим, скажем так, «технические» вопросы его реализации.

Вопрос Насте: как ты попала в группу? Легко ли тебе играть и творить в Nebulae Come Sweet?

Еще до личного знакомства с ребятами я была на нескольких живых выступлениях группы, которые меня очень впечатлили. Поэтому, когда совершенно случайно познакомилась с Игорем и он сказал, что на альбоме не хватает виолончели, с радостью согласилась помочь. Собственно, изначально я принимала участие в записи альбома как сессионный музыкант. И уже после презентации в Минске ребята решили взять меня в основной состав, что, к слову, для меня было огромной и приятной неожиданностью. Играть с ребятами очень легко. Я почти всегда понимаю, где и как должна звучать виолончель.

Сейчас, спустя некоторое время, вы довольны своим альбомом ‘It Is Not The Night That Covers You’?

Вопрос неудовлетворённости своим детищем спустя годы может возникнуть лишь в том случае, если где-то когда-то на стадии работы над ним ты позволил себе расслабиться и сделал не так, как сам того хотел. Скажем откровенно: мы писали его в первую очередь для себя с конкретной целью: оставить в жизни каждого из нас нечто важное, за что впоследствии не будет стыдно посмотреть в глаза ни себе, ни другим. Несмотря на то, что изначально в концепции было два альбома, мы работали над ним как над единственным возможным здесь и сейчас, и мыслей «следующий мы сделаем лучше» никогда не возникало. Ложь самому себе в такие моменты легко изобличается слушателем, поэтому мы использовали весь наш небольшой опыт и инструментарий, чтобы достичь в конечной цели то, что мы имеем сейчас. Да и глупо отрицать, что сам факт нашей беседы сейчас – прямое следствие успешности наших идей, вложенных в альбом, что не может нас не радовать нас как коллектив. Поэтому мы искренне довольны проделанной работой и её итогом, но продолжаем двигаться дальше.

Насколько я помню, название альбома ‘It Is Not The Night That Covers You’ – аллюзия на строчку из стихотворения Уильяма Хенли «Invictus». Какие ещё поэты (и прозаики) вас вдохновляют?

В поэме, которая легла в основу всей лирики альбома, практически каждая строчка является аллюзией к нашим многочисленным источникам вдохновения от трудов Эриха Фромма, в частности «Бегство от свободы», и Джозефа Конрада «Сердце тьмы», до картин Брейгеля, Врубеля, гравюр Дюрера и др. Поэтому нам сложно конкретизировать и ранжировать деятелей искусства по степени важности для нас, так как нас в принципе вдохновляет акт созидания.

Как рождаются ваши песни? И что для вас первично – музыка или лирика?

Для нас первично состояние. Это осознанное желание сказать нечто крайне важное в первую очередь самим себе в процессе творчества, найти нужные ответы в результате такого самоанализа, и как итог – создать песню как рефлексию над нашими внутренними состояниями и переживаними. А как мы будем это делать – вербально или невербально – совершенно второстепенно.

В песне “О” вы вставили цитату из фильма «Солярис» Тарковского. Почему именно она? К тому же, цитата на русском, а ваша лирика – англоязычная.

«Солярис» Тарковского, а именно изложенная в фильме и в романе Станислава Лема идея познавательного феномена человека и определении его роли во Вселенной послужила источником вдохновения для этой песни. К вышесказанному можно ещё добавить теорию Брендона Картера, в которой он описывал роль человека как инструмент самопознания Вселенной. Имея на руках практически полностью инструментальную композицию и лишь несколько строк в конце, которые, к нашему стыду, не объясняли замысел, а лишь больше запутывали в наших рассуждениях, мы искали решение. Поэтому очевидно, что мы обратились к источнику нашего вдохновения в поисках хотя бы намёка на объяснение идеи и нашли его в прекрасном диалоге Кельвина и Снаута, в размышлении о вечных вопросах и смысле жизни.

И на фоне этого не могу не спросить: вы сами счастливы, или задаётесь такими вопросами на вечные темы?

Наверное, счастье как раз и заключается в умении задавать себе такие вопросы и в поиске ответов на них.

В одном из интервью вы сказали, что сняли клип на “Le N” потому что это самая попсовая песня. Вы это серьёзно? Если бы у вас была возможность, на какую песню вы бы ещё сняли клип, и что бы это было?

Да, совершенно серьёзно, и нет смысла скрывать, что в нынешнее время перенасыщенности медиарынка донести идею потенциальному потребителю настолько же важно, как и качество, и идея самого продукта. Поэтому мы совершенно осознанно выбрали наиболее короткую по продолжительности композицию и обернули её в кратенькую историю переоценки ценностей с простыми и очевидными образами и символами. Возможность снять клип есть и сейчас, и даже не один. На данный момент у нас лежит часть отснятого материала на “N” и готовый сценарий с раскадровкой на “R”. Но пока мы вынуждены оттягивать реализацию проектов, так как на данном этапе у нас стоят в приоритете туровые выступления. Но мы обязательно вернёмся к ним в ноябре после большого европейского тура с друзьями Woe Unto Me, Frailty и Psilocybe Larvae. Раскрывать детали пока не будем, но скажем, что клип на “N” построен на сухих образах, а “R” станет целой сюрреалистической историей жизни.

Вы работали вместе с Kristoffer Bäckström из Moloken  и Christopher Bennett из Minsk. Почему выбор пал именно на этих людей?

В первую очередь вокальные данные прекрасных музыкантов, во вторую – немаловажную роль сыграло уважительное отношение к творчеству коллективов. Когда песни “Т” и “Santa Sangre” были на стадии предпродакшена, мы на сто процентов были уверены, что напишем именно Кристоферу Беннету и Кристоферу Бэктрому, и никого другого мы даже не рассматривали.

Если бы представилась такая возможность, то:
а. С кем бы вы посидели за пивом в баре (чашкой кофе в кафе, если вы не пьёте алкоголь)?
б. Поработали бы в студии?
в. Выступили на одной сцене?

a. Очевидно с друзьями, коллегами. Конкретизировать тут бессмысленно, каждый человек – это кладезь жизненных историй, опыт или просто хорошее времяпрепровождение.
б. Довольно сложный вопрос, но наблюдая работы Sólstafir  или Alcest, мы бы с радостью поработали бы с Birgir Jón Birgirsson. Итоги коллаборации с Кристофером Беннетом и Кевином Рендлманом (барабанщик Minsk) нас определённо вдохновили на продолжение, да и не будем скрывать, что идеи по этому поводу не раз высказывались уже спустя долгое время после выхода альбома. Поэтому это не последняя совместная работа, но конечно же хотелось бы живого взаимодействия на студии. Более продуктивного взаимодействия мы ждём от нашего сессионного саксофониста Артура – хотелось бы использовать весь его композиторский потенциал и новаторский взгляд на очевидные вещи. Ну и, как бы наивно это не звучало, Джеймса Рута бы мы определённо пригласили в студию в качестве саундпродюссера. Почему-то есть предположение, что он мог бы отлично справится с этой ролью.
в. Мир современной музыки настолько разнообразен и интересен, что сложно вот так просто ответить с кем. Для начал мы с нетерпением ждём наши выступления в Украине, где разделим сцену с сильными местными ребятами в каждом туровом городе и воочию увидим прекрасных представителей своего жанра в Киеве на фестивале «Doom Over Kiev».

Вы рассказывали, что с записью альбома была куча проблем: внезапный призыв, травмы, проблемы с оборудованием и прочее. Не хотелось ли в какой-то момент всё бросить и сказать «к чёрту это всё!»? Что придавало вам сил и упорства двигаться дальше?

Конкретно желания бросить всё не было: испытывали, скорее, злость на стечение обстоятельств и довольно неприятное состояние постоянного тянущегося ожидания. Но каждый раз себя успокаивали, что всё, что не делается – всё к лучшему. Впрочем, так и произошло: у нас было время всё разжевать, расслушать и неоднократно переписать. Семнадцать песен разной степени готовности, пылящихся в папке и не вошедших в итоговый альбом свидетельствуют об этом. Иногда мы пересматриваем этот материал и всякий раз ловим себя на мысли, что поступили правильно, когда отказывались от той или иной идеи. Возможно, что-то появится на втором альбоме, но пока новый материал говорит об обратном.

Также вы говорили, что в планах у вас ещё один мини-альбом, завершающий концепцию и смену направления на более «лирическое». Как это будет выглядеть?

Да, так и есть: мы постепенно готовим мини-альбом из шести песен, но до студии мы доберёмся лишь в следующем году, и лишь только тогда официально об этом объявим. Что касается смены направления, то есть ряд идей в общем звучании коллектива и раскрытию тем в лирике, а также несколько другому представлению всего на сцене.

Что ещё ожидать в будущем от Nebulae Come Sweet?

Как минимум, акустический релиз, второй альбом и большое количество концертов, которые будем постепенно анонсировать на наших ресурсах.

В Украине у вас будет мини-тур – три города в сентябре и фестиваль Doom Over Kiev 14-го октября. Какие ваши ожидания от концертов в Украине?

Самые что ни на есть оптимистичные. Сам факт нашего появления в Украине и участие в одном из самых значимых её фестивалей, которому, к слову, в этом году исполняется десять лет, уже несказанно радует. Новая страна, новые города и новые слушатели – наверное об этом мечтает каждый музыкант, которому не безразлична судьба своего коллектива.

И в заключение – несколько слов украинским слушателям.

Ждём на наших выступлениях, безусловно. Будем искренне рады поделиться с Вами нашей ночью.

Украинский тур Nebulae Come Sweet:
14.09 – Винница @ Beef Eater
15.09 – Тернополь @ Коза
16.09 – Одесса @ More Music Club
14.10 – Киев @ Altas – Doom Over Kiev

Фотографии предоставлены самой группой.

Comments:

No Comments Yet

Leave a Reply

Your email address will not be published.