Интервью с Blind Guardian

28-го июня Blind Guardian впервые сыграли в Израиле. Много лет израильские фаны ждали этого момента, и он наступил: двухчасовой концерт, сотни счастливых людей, поющих вместе с Ханси любимые песни и полностью проданные билеты.

Перед концертом мы воспользовались возможностью, и поговорили с Маркусом Зипеном о новом живом альбоме, инструментах и книгах. А также о том, что значит «рок-звезда».

Сегодня ваш второй концерт в 2017-м году. Это потому что вы работали над вашим новым альбомом ‘Live Beyond The Spheres’, или есть ещё какие-то причины?

Мы были в туре с нашим последним студийным альбомом последние два года. Он начался в апреле 2015-го, и продолжался до конца 2016-го года, так что мы и не планировали много выступать в этом году. Мы выпускаем наш живой альбом, который выйдет через несколько дней и выступим на нескольких фестивалях, а  также воспользовались возможностью приехать в Израиль. Кроме того, мы сосредоточимся на написании нового материала. Обычно мы разделяем эти вещи: когда мы в дороге, в туре – мы не пишем новые песни. Ну а в какой-то момент, когда тур окончен, мы не хотим слишком много выступать, чтобы сфокусироваться на написании песен.

Довольны ли вы сами альбомом ‘Live Beyond The Spheres’?

Да, безусловно. Мы попытали заснять типичное шоу, которое мы делаем. Нам посчастливилось получить место на трёх CD, это огромное количество материала – 22 песни, так что мы могли вставить туда почти всё, что хотели. Звук в альбоме тоже отличный, на мой взгляд. Мы очень хорошо поработали в том туре.

Он был записан в вашем туре в 2015-2016-м?

Да, мы записали всё на протяжении этого тура, а в конце альбома мы сосредоточились на европейском блоке – это 35-40 шоу. Мы должны были всё это просмотреть, отметить, что было лучше сыграно, а потом сравнить друг с другом. Хорошо, что для каждой песни было несколько вариантов видеоряда, и мы могли выбрать самый лучший для каждой песни и скомпилировать их в один большой живой альбом.

Песня Children Of The Smith”, которая вошла в саундтрек к игре “The Dwarves” – расскажите о ней подробнее.

С нами связались люди из компании, которая делала игру (мы – известные фаны компьютерных игр) и спросили, не будем ли мы заинтересованы написать что-либо для них, так как мы это сделали для игры “Sacred 2”. Мы очень заинтересовались этим, но у нас совсем не было времени что-то писать – у нас был самый разгар тура. Поэтому мы ответили, что я и Ханси очень заинтересованы в исполнении и записи, но написанием песни они должны озаботиться сами, поскольку в туре мы очень заняты. И они так и сделали: в какой-то момент прислали нам демо, мы кое-что подправили, и когда процесс правок был закончен – я записал все партии гитар. Было интересно поучаствовать в таком проекте, куда вовлечены люди, с которыми ты обычно не работаешь. Разумеется, у нас абсолютно разное видение написания композиций, так что было интересно услышать результат. И, надо сказать, песня мне понравилась.

Это ваш первый опыт исключительно исполнения, а не написания музыки и слов?

Да, потому что для Blind Guardian мы всё делаем сами, и песня для игры “Sacred 2” была тоже написана нами, так что это был первый раз, когда автором был кто-то другой, а мы были исключительно исполнителями.

Надо сказать, что это абсолютно «ваша» песня, хотя не вы писали музыку и слова.

Да, она отлично нам подходит.

Вы будете включать её в следующий альбом?

Нет. Эта песня записана исключительно для компьютерной игры, и не будет ни на одном альбоме Blind Guardian.

Думаю, что этот вопрос вы слышали уже миллион раз, но я обязан задать его: ваш оркестровый альбом

Какой оркестровый альбом? (смеётся)

Я понял. Есть ли приблизительная дата релиза? Или приблизительный год релиза?

Ханси всё ещё нужно записать много вокальных партий. Вначале идея заключалась в том, что он будет записываться в перерывах между турами. Это не сработало, потому что в турах он напрягает голос, и перерывы между турами нужны как раз для восстановления голоса перед следующими выступлениями. В этом году он будет заканчивать записи вокала, и это, кстати, ещё одна причина, почему мы не так часто выступаем в этом году. Процесс записи будет окончен в этом году, после чего мы приступим к микшированию.

То есть мы можем ожидать альбом в будущем году или в 2019-м?

Я думаю да. Нам надо посмотреть насколько быстро мы справляемся со всем, но в любом случае это – то, чем мы занимаемся сейчас. И мы, наконец, приближаемся к концу.

Вы говорили, что обычно выбираете где-то 40 песен для тура и периодически меняете их в сет-листе. Есть ли такие песни, которые вы играли настолько часто, что это стало немного утомлять?

У меня нет проблем сыграть любую песню, но, конечно, у меня есть и те, которые я люблю больше по тем или иным причинам. Играть новые песни классно, потому что это – что-то новое, и всё ещё нужно быть более собранным, чтобы играть их. Ну и всегда любопытна реакция слушателей – когда играешь их в первый раз, нельзя предугадать реакцию людей на эти песни.

Мы всегда «раскачиваемся», когда люди начинают кричать “Majesty”, например. Фаны любят эти песни, их всё ещё классно играть, но ту же “Majesty”, например, мы играем с 1986-го года, поэтому иногда нужно от таких песен отдохнуть. Если играешь какую-то песню много лет, то лучше дать ей отдых на время тура или двух, а потом вернуть её через какое-то время, сыграть более свежо. Но, в принципе, мне нравится играть все наши песни, никаких проблем с этим у меня нет.

David Draiman из Disturbed в одном интервью рассказал, что однажды в они поехали в тур с поддержкой Avenged Sevenfold, а несколько лет спустя Disturbed сами поехали в качестве поддержки тем же Avenged Sevenfold. Как вы отбираете группы для поддержки в турах? И возможна ли ситуация, что вы едете в тур в качестве группы поддержки?

Мы выбираем группы, которые нам нравятся, поскольку это не очень приятно находиться месяцами в туре с группой, музыка которой тебе не нравится – мы же их каждый день слушаем в этом случае. Очень хорошо, когда выбираешь группу, которая тебе нравится, а кроме того очень круто если ты ладишь с людьми. Поскольку ты проводишь с ними достаточно долгое время, сами люди тоже играют большую роль. Для предыдущего тура я посоветовал Orphaned Land, т.к. знаю этих ребят уже много лет. Мы обсуждали варианты групп, и я говорю: «Orphaned Land, ребята!». И все: «О, классная идея! А как мы с ними свяжемся?» – «Я позабочусь об этом!».

Но это не совсем ваш стиль музыки. Они тоже эпичны, но очень по-своему.

Вообще, я не вижу причин брать с собой в тур группу, которая звучит так же, как мы. Наоборот, я думаю, что для фанов гораздо интереснее, если они услышат что-то отличное от нас. Особенно в случае с Orphaned Land. Они идеально подходили: у них тяжёлая музыка, очень мелодичная, с оркестровыми вставками, которые присутствуют и у нас, так что это сработало отлично. Вы можете это видеть по реакциям фанов, которые, может, и не слышали их до этого, но им понравилось. И как я уже говорил, основным фактором являлось то, что они – очень классные люди, мы дружим уже много лет, так что это было отличное соответствие.

Что же касается поддержки – это было только один раз, и больше мы такого не делали. В какой-то момент нас попросили поддержать Judas Priest, и мы отыграли с ними в Испании пять концертов.        

Когда это было?

В 2012-м или 2013-м. Это был единственный раз за всю карьеру Blind Guardian, когда мы выступали на разогреве – обычно мы предпочитаем быть хэдлайнерами. Но я и не говорю что это – плохо: мы получили предложение от Judas Priest,  мы все были их фанами. Они – легенды метала, так что мы согласились. Но в принципе мы предпочитаем быть хэдлайнерами.

В вашем последнем альбоме ‘Beyond The Red Mirror’ вы использовали семиструнные гитары. Это было что-то абсолютно новое для вас или «просто гитара с ещё одной струной»?

Да, новое. Сейчас это уже нормально играть на семиструнной гитаре, вполне естественно. Я уже не теряюсь, но мне всё ещё нужно быть сосредоточенным, когда я играю наши старые песни, которые были записаны для шестиструнной гитары. Обычно у меня шестая струна – Е, а сейчас – В, и это немного выбивает из колеи.

У вас классический гитарный строй?

Да, и именно поэтому мне всё ещё нужно сфокусироваться на игре, когда у меня партии шестиструнной гитары на семиструнной. Но это классно, увеличивается количество вариантов настроек, диапазон, больше возможностей сыграть с оркестром, да и просто больше возможностей для написания песен. И ещё это весело.

Какой самый оригинальный инструмент вы использовали в записи? Кроме танцоров в ‘At the Edge of Time’.

У нас было два больших оркестра на прошлом альбоме, так что там использовалось множество инструментов. Для меня, думаю, это до сих пор волынки, которые мы использовали несколько раз при записи Somewhere Far Beyond’, в песнях “Somewhere Far Beyond” или “The Piper’s Calling”. Иногда Фредерик играет на флейте. Всегда интересно иметь с таким дело. Я всё ещё хочу использовать больше струнных инструментов, не только гитары.

Скрипки и виолончели, например?

Знаете, это может быть всё что угодно. Для меня это прежде всего – хорошее звучание, неважно какого инструмента. Мне нравится заходить в музыкальные магазины и пробовать играть на разных инструментах. Это может вдохновлять, а когда ты находишь то, что искал, то и коллекция растёт. (улыбается)

Есть два волшебных слова для каждого в музыкальном бизнесе: SOLD OUT. Что вы думаете об этом? Как часто у вас бывает такое?

Зависит от того, где мы играем. В больших местах это достаточно часто. В местах, где мы бываем редко, или не были ни разу – реже, но это всегда отлично. Мы в первый раз приехали в Израиль, и у нас проданы все билеты – это чудесно. Здесь совсем не то место, где мы уже играем много лет и сумели построить фан-базу. Но вот мы приехали, и у нас Sold Out. Это прекрасное чувство.

У вас огромное количество фанатов по всему миру. На ваш взгляд, в чём феномен Blind Guardian?

Мне сложно ответить на этот вопрос, лучше спроси фанов, что они в нас видят. Но, думаю, важным фактором является то, что мы всегда делали что чувствовали. Мы не следовали моде и не старались кого-то копировать. Мы всегда играли музыку, которую хотели, и пытались развиваться, меняться немного, но не терять корней. И старались привнести что-то свежее в каждый альбом. Думаю, фаны видят и уважают это. И так во всём, не только в написании песен, но и в обработке, аранжировке – сделать максимум, что мы можем в этот момент. Это касается и живых выступлений: мы стараемся сделать лучшее шоу, которое в наши силах. Так что фаны могу опираться на тот факт, что у нас всегда будет качество работы. И, думаю, стоит отметить честность: мы никогда не будем играть то, что не хотим. Неважно, альбом это или живое выступление, это именно то, что мы хотим делать в данный момент.

Давайте немного поговорим о литературе: множество песен Blind Guardian основано на книгах. Как рождаются такие песни? Вначале идея из книжки, вокруг которой уже создаётся музыка?

Музыка для нас всегда на первом месте. Всегда. В момент написания Ханси поёт всё что угодно, это может быть любая бессмыслица. Самое важное в этом – мелодическая линия и ритм слов, но не сами слова. И только когда музыка или песня в целом готовы, Ханси начинает писать текст песни. Он может опираться на прочитанную книгу – мы советуем друг другу что почитать. Но сначала всегда музыка, а потом слова, которые пишет Ханси.

Вы предпочитаете бумажные книги или цифровой формат?

Мне нравятся оба, и я стараюсь покупать и то, и другое. В туре я читаю через «Cobourg», потому что бумажные книги весят много, а в дороге ты всячески стараешься избежать лишнего веса. Так что цифровой формат – «Kindle», «Cobourg» или любая другая читалка. К тому же это удобно – тебе не нужен свет и прочее. Но, знаете, ставить на книжную полку один «Kindle» или «Cobourg» – глупо. Поэтому я покупаю и бумажные книги – мне нравится их коллекционировать. Но сейчас обычно я читаю в цифре.

Какую последнюю книгу вы прочли?

В данный момент я перечитываю то, что читал много лет назад. Опять вернулся к циклу «Колесо Времени» – 20 лет назад я читал его на немецком. Тогда я прочёл только первые пять книг, а сейчас читаю весь цикл на английском.

Вы говорили, что «Хоббит» Питера Джексона и сериал «Игра Престолов» вам не понравился, т.к. слишком отошёл от книжного оригинала. А какой фильм, основанный на книге, вы считаете хорошим?

Дайте подумать. Мне нравится… Надо сказать, что я давненько уже читал эту книгу, поэтому не очень помню, насколько близок к ней фильм, но точно помню что мне понравился фильм «Имя Розы» по книге Умберто Эко. А насчёт фильмов – вот вам пример: я всегда был фанатов Звёздных Войн, но я никогда не читал книги по ним. Я очень люблю эти фильмы, и я не хочу каких-то отличий в книгах – здесь у меня всё наоборот. Но в принципе я всегда предпочитаю книги фильмам. Тут используется твоё воображение. Ты читаешь о героях книги, и они возникают в твоей голове – как они выглядят и прочее, всё в твоём воображении. Разумеется, когда кто-то берётся делать фильм по книге – у него свой взгляд на героев и книжных созданий. И на экране они будут выглядеть так, как представляет себе режиссёр. Поэтому я предпочитаю своё воображение.

Помните тот момент, когда вы сказали себе: «Ок, я – рок-звезда!»?

Я никогда не говорил такого! (смеётся) В нашей карьере был момент, когда с нами произошли все эти «рок-звёздные» вещи. Это был наш первый японский тур в 1992-м. И когда мы приехали в Японию – нас поселили в самых дорогих отелях, «Hilton» в Осаке, Токио и прочих. Куча телохранителей вокруг нас, не знаю сколько даже. В какой-то момент мне захотелось подняться в свой номер, и телохранитель побежал к лифту и начал вышвыривать оттуда людей только потому что мне нужно было подняться. И я был просто поражён: «Что, блин, с тобой, парень? Впусти этих людей обратно в лифт!».

«Рок-звезда» для меня имеет весьма отрицательное значение, т.к. по мне всё это херня.  Мы – музыканты, удачно сложилось, что мы, если можно так сказать, успешные музыканты. И этот факт привёл меня к тому, что тема «рок-звезды» мне абсолютно неинтересна. Я хочу делать свою работу хорошо – быть хорошим гитаристом, хорошим автором, исполнителем и т.д. А в остальном я – обычный человек. У меня нормальная жизнь, у меня жена, сын, я мою посуду, выношу мусор, делаю покупки – я живу прекрасной обычной жизнью. А моя работа заключается в том, что я выхожу на сцену играть перед тысячами людей. Это классно, да, но только и всего. Я не заинтересован в том, чтобы быть известным, знаете-ли.

Но вы – известны!

Я знаю что да. Был интересный момент в жизни, когда мой сын переходил из одной школы в другую, и там было много фанов Blind Guardian. Мой сын рос со мной, поэтому для него быть музыкантом – вполне естественная вещь. И вот в той школе была куча детей, которые носили футболки Blind Guardian, и они приставали к нему с вопросом: «Это правда, ты ведь сын такого-то?». После чего он пришёл домой и спросил меня: «Папа, ты – знаменитость?». И этот вопрос застал меня врасплох, я думал: «Ок, как мне ответить на это?».

Я объяснил, что – да, знаменитость, в зависимости от того с кем он говорит. Если это металхэд – думаю, я – знаменитость. Если кто-то, который ни хрена не понимает в метале, то им будет пофиг кто я, что у меня за группа и т.д. Так что ответ был: «Для одних людей – знаменитость, для других – абсолютно нет». Ещё я объяснил ему, что я играю не для того, чтобы быть знаменитостью, потому что мне абсолютно плевать на это. Я хочу быть успешным, безусловно, но знаменитым… Знаете, я не хочу идти по городу и слышать «о-о-о, это же он!!!».

То есть у вас не было цели быть знаменитыми – я имею ввиду группу в целом?

Мы хотели быть успешными, разумеется. Мы хотели, чтобы людям нравились наши альбомы, чтобы они их покупали – это наша работа. Но мы хотим жить нормальной жизнью. Мы можем идти по нашему родному городу, и никто не будет нас беспокоить. Я не хочу быть Майклом Джексоном, который не мог выйти из дома без того, чтобы наткнуться на тысячи людей. Это совсем не то, что мне нужно.

Comments:

No Comments Yet

Leave a Reply

Your email address will not be published.